?

Log in

No account? Create an account
Творчество Ивана Кошкина.
Я вас приветствую! Хррр. Хрррр. Ххуррагх!
Про монголов. 
26-апр-2010 10:37 am
Я вас приветствую! Хррр. Хрррр. Ххуррагх! На самом деле, причина была в другом. К жестокости примитивных народов все были привычны, но татары в глазах тех, кто имел с ними дело, не были обычной толпой чучмеков из соседнего леса. Татары показывали высокую организацию и в военном деле, и в административной области, это было не племя, а Империя, и именно это сочетание организованности и совершенно невероятной даже по языческим меркам жестокости вызывало лютый баттхёрт у тех, кому не повезло быть отгороженным от степи Восточной Европой. Ни про одно дикое племя нам неизвестны рассказы, вроде: "Сидите все там, я сейчас сбегаю за мечом и убью вас". Никакие литовцы не отмечены подвигами типа: загнать население города в узкую улицу и терпеливо, с перерывами на отдых, перебить из палками с железными набалдашниками. Жестокость монголов была организованной, централизованной и, в общем, интернациональной - именно это роднит их в некоторой степени с нацистской Германией. Монголы нередко вырезали города именно целиком - и баб и детей. Монголы постоянно нарушали данное слово, причем не так, что: "мы договорились - три года не воюем", а на следующий год таки прийти. Они нарушали слово, данное в данный конкретный момент: например, пощадить сдавшихся. Их практика трехчастных терроризирующих волн в завоевываемой стране не имела аналогов в мире.

Все это позволяет утверждать, что монголы, все-таки, были исключительно жестоки даже по тем временам. При этом следует отметить, что эта жестокость была не только по отношению к врагам, но и по отношению к соплеменникам. Чрезвычайно тяжелые условия жизни лесо-степного народа, изначально жившего в значительной степени охотой и выгнанного из своей тайги чжурчжэнями, ЕМНИП, в степь, где все лучшие кочевые области уже были поделены, привели к тем самым знаменитым чертам монголов: жестокость, равнодушие к человеческой жизни и готовность жрать все, что угодно, вплоть до той же человечины. Отсюда же, кстати, их ненависть к более удачливым соседям кочевникам.

Разумеется, при этом сама постановка вопроса о военных преступлениях абсурдна.
Источник с примерами
Comments 
26-апр-2010 11:53 am
Рукомендую вот эту вещь:
http://www.wirade.ru/history/history_portret_mongol.html

**************************
Поэтому "Яса" Чингис-хана категорически запрещает и правителям, и рядовым монголам когда бы то ни было, при каких бы то ни было обстоятельствах отказываться от кочевания и переходить к оседлой или городской жизни. Нарушение этого принципа для монголов было бы равносильно отказу от расовых законов в Германии Гитлера или допущению крупной частной собственности в коммунистическом государстве; это значило отказ от самых основ революции, и все это понимали.

Что же касается людей, уже пошедших по пути оседло-городской жизни, то они рассматривались монгольской революцией как существа заведомо пропащие, разумные асоциальные унтерменши, своего рода интеллектуальный (более или менее) скот. Сами по себе такие люди (народы) не имели никакой ценности; им монгольская революция счастья дарить совершенно не собиралась, никаких обязательств перед ними на себя не брала и вообще не имела к ним никакого отношения. Однако, в силу накопления тех самых городских богатств, они представляли собой удобный объект для кочевого грабежа или постоянного паразитирования, и в этом качестве могли быть сохранены в грядущем универсальном обществе. В целом можно, однако, заметить, что монголы при всяком удобном случае старались вырезать как можно больше городского и оседлого населения, предпочитая вовсе не иметь дела с таким человеческим материалом, чем включать его в общество, устои которого должны были взаимно отторгаться с этим материалом уже по самой природе обеих сторон
...
Интересно, что для самого Чингис-хана позитивная часть его собственной программы (которая в его же собственных глазах была ее единственным оправданием) особой эмоциональной ценности не представляла; для него лично наиболее притягательной частью монгольской революции было то, что, осуществляя ее, можно было убить и замучить многое множество людей. Как известно, лично (так сказать, не по "программе", а по "железу"), Чингис был несомненным садистом, ясно отдавал себе в этом отчет и в минуту откровенности любил шокировать собственных приверженцев рассуждениями о том, что высшее наслаждение в мире - это-де убить врага и созерцать горе, унижение и страх его родных и подданных / Поучение Чингиса согласно Рашидаддину: "Величайшее наслаждение и удовольствие для мужа состоит в том, чтобы подавить возмутившегося и победить врага, вырвать его с корнем и захватить все, что тот имеет. Заставить его замужних женщин рыдать и обливаться слезами, в том, чтобы сесть на его хорошего хода с гладкими крупами меринов, в том, чтобы превратить животы его прекрасноликих супруг в ночное платье для сна и подстилку, смотреть на их разноцветные ланиты и целовать их, а их сладкие губы цвета спелой вишни сосать!" Легко заметить, что собственно позитивное наслаждение - наслаждение от обладания некими благами - здесь идет на последнем месте, и его непременным условием является тот факт, что эти блага были только что у кого-то отняты/.
...
Между тем, как относились монголы к оседлым жителям самим по себе, лучше всего видно из их обращения с китайцами. После окончательного завоевания северокитайской империи Цзинь в 1232 г. один монгольский вельможа предложил Огэдэй-хагану истребить все население Северного Китая, разрушить все города и деревни, а всю территорию обратить в пастбища: "Хоть мы и завоевали китайцев, нам от них нет никакого проку. Не лучше ли полностью истребить их, чтобы их земли заросли травой для наших коней". Учитывая, что из 45 млн. довоенного населения империи Цзинь в живых к этому времени оставалось около 5 млн., предложение носило весьма реалистический характер. Канцлер Империи, кидань Елюй Чуцай, отговорил Огэдэя от этого плана, только ссылаясь на тот доход в деньгах, тканях и рисе, который могло обеспечить монголам оседлое северокитайское население. В 1230-х гг. Хадан (Годан), наместник Тангута и смежных китайских областей, "регулировал численность" оседлого китайского населения, попросту топя людей в реках. Хубилай применял тот же метод в своем северокитайском наместничестве в 1250-х.
26-апр-2010 12:12 pm
26-апр-2010 04:43 pm
@Они нарушали слово, данное в данный конкретный момент: например, пощадить сдавшихся.@

Мне известны такие случаи только при войнах с государствами, где были убиты монгольские послы*. А это полностью развязывало руки, в том числе для лодных обязательств.

(*особняком стоит Тангут)
26-апр-2010 08:37 pm
Вот тут Кошкин реально обделался. С тем же основанием он мог бы рассуждать о привычке донских казаков к питанию мясом немецких младенцев или осудить за беспричинную бесчеловечную жестокость Симона Визенталя.
5-май-2010 11:48 am - Опечатка
> терпеливо, с перерывами на отдых, перебить из палками с железными набалдашниками

s/из/их/

ЗЫ: После исправления этот комментарий можно и нужно удалить.
This page was loaded 18 ноя 2019, 11:48 pm GMT.